Семена

Откровенно и преднамеренно
Я однажды спросила Господа
Семена, те, что я посеяла,
Те, что я разбросала горстями
Прорастут, если почва клейкая?
Неподатлива и пересушена?
Бог устало отставил лейку:
«Все посевы должны быть к лучшему,
Я вот тоже столетья мучаюсь -
Семена выбираю тщательно.
Дело тут, понимаешь, случая,
Прорастут то они обязательно,
Только качество гарантировать…
Я Господь, а не «Марка качества».
Люди просто добро дозируют,
А потом почему-то плачутся –
Бог не дал, или Бог не милостив.
Что ж вы все так логично собраны…
Семена вы сажайте – вырастут!
А какие? Да лишь бы добрые.

Мир свободной демократии, или оно мне надо

Я когда-то ругал перестройку… Ругал так, что стены родного жилища содрогались от услышанной ереси. Несколько утешив душу, я оглядывал добротную, но примитивную домашнюю утварь, и, вспомнив изречение Леонида Ильича: «Жизнь коротка – потерпи немного», успокаивался. Потом кто-то неведомый мне, словно собравшись с силами, наполнял мой мозг совершенно неконституционными мыслями: «Странно и блекло как-то устроен наш мир…». А сегодня в этом доме прогресс – куда глаз ни кинь: всюду кнопки, какие-то выключатели, сенсоры, пульты управления. Раньше – дёрни за верёвочку, теперь – кнопочку нажми…

Чумазый ангел

Ангел, да ты ведь неряха,
Где-то вымазал крылья в чернила.
Незастегнутая рубаха
Душу, ангел, твою простудила.

Раскинула руки, холодные руки...

* * *
Раскинула руки, холодные руки
На стороны света холодная мгла
И кроткие звуки, бесстыдные звуки
Наполнили чашу квартирного дна.

Памяти Марины Цветаевой

Взгляд скорбный маленькой мадонны,
Дарившей нам свой трепет и тоску,
И сердца крик, тот крик бездонный
И нескончаемый, как горсть песку...

Зима

Традиционно безмятежна,
Невинна телом и душой,
Чиста и, как дитя, безгрешна
Венчается Земля с Зимой.

Гойдає вітер...

Гойдає вітер берези віття
Понад моїм шкільним вікном.
Сумує знову пожовкле листя,
Що майже все життя пройшло...

Стихотворения

* ВЕРВОЛЬФ *

Я, сегодня – брат серому волку,
Чуждо мне человечье жилище
И мечусь средь людей я без толку,
Превращается жизнь в пепелище

Чьей-то злобы я ранен осколком,
Помолюсь я Заре-Зарянице,
Обращусь я в серого волка
И отправлюсь к своей волчице.

Ноги мощно толкают дорогу
И не стонет моё дыханье,
Сыт, упитан я, слава Богу!
Нет забот о своём пропитанье.

Позади меня пыль клубится,
Вспорот воздух моим движеньем,
Желтоглазая моя волчица
Ближе, ближе с каждым мгновеньем!

Вот уже позади дорога,
Ноздри чувствуют запах дыма –
Я застыл у родного порога,
Тишина там, как боль – нестерпима.

В ожиданье беды сжимаюсь,
Мои мышцы как сталь пружинят,
Камнем в омут я в дом бросаюсь,
Страх и ярость мне душу клинят.

Липким холодом сердце сжало –
Запах пороха в доме стынет.
Понял я, что любимой не стало
И что боль эта – ввек не покинет.

Мне бы нужно вернуться к людям –
Человечьей я, всё же, породы,
Ко своим «приземлённым» судьям,
К тем, кто больше меня уроды.

Появился я в свет не вервольфом,
Вы таким меня сделали, люди!
Мной играли, как шаром для гольфа,
А теперь набиваетесь в судьи?

Вы, погрязшие в мелких интрижках,
Обожатели гладкого пуза,
Вы – вервольфы в шикарных штанишках,
Лжи и Лени – детишки союза.

Один – отнял беспечное детство,
А другая – отняла здоровье.
Не хочу я такое «соседство»,
Не дай Бог в ваше «стойло» коровье!

Влезу я на высокую гору,
Помолюсь ещё раз Зарянице,
Скину с плеч свою волчью шкуру
И отправлюсь к своей волчице...


Октябрь

Осенью хочется чая – сладкого и с лимоном,
Чтоб притупить отчаяние времени перелома.
Осенью нужно яркое – солнце, пальто и сумка,
Чтобы фруктово-ягодным развеселилась скука.

Обращение к Любви

Я тебя понимаю – твое небо затянуто черным,
Я тебя отпускаю, хочешь падать, ну что же – лети!
Я тебя принимаю такою как есть – непокорной,
И смертельно уставшей на этом безумном пути.
Если будет рассвет – ты его растревожишь слезами,
Если солнце навзрыд – ты его опошлишь синевой.
Непроверенный бред сладковато–банальных сказаний
Непредвзятость побед – слишком слабый девиз боевой.
Плакать нужно навзрыд, а смеяться до слез и морщинок,
Непродуманность фраз и неважность вселенских основ.
Ведь не факт, что убит, даже если и целились в спину
Снова сложится пазл, ты вздохнешь и вернешься, любовь

Настоящее счастье

Настоящее счастье – ты знаешь, что это такое?
Настоящее счастье – абстрактное, в общем, понятие.
Настоящее счастье – слепящее или простое,
Как цветная субстанция с нежно-безумными пятнами.

Царство Небесное в программе "Утро на КРТ" (видео)

Царство Небесное в программе "Утро на КРТ" (видео)Программа "Утро" на телеканале КРТ (Киевская Русь) с участием стахановской группы Царство Небесное (16.09.2009)

- интервью
- музыка


Одиночество

Знаешь, а я ведь люблю одиночество.
Просто уютно свернуть тишину.
Мне иногда так бессовестно хочется
Выключить мир, чтоб спокойно уснуть.
Думать открыто и незаморочено,
Боль исцелить, что течет через край.
На брудершафт со своим одиночеством
Выпить из чашек заваренный чай.
И отдышавшись во внутренней вотчине,
Кнопку на «Play» - настежь двери открыть.
Знаешь, легко ведь любить одиночество,
Зная, что есть с кем его разделить.

Учительская осень

Желтый лист танцует вальс на улице,
В сизом небе журавлиный крик,
Паутинок серебро в пространстве кружится,
Пролетело лето, словно миг...

Сгорали дни листом осеним...

* * *
Сгорали дни листом осеним
В тумане плавали дома
И ты одна по воскресеньям
Сидела молча у окна.

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер: