Любимому ангелочку!

Милый мой котенок,
Я тебя люблю!
Пред тобой почти ребенок,
Только быть с тобой хочу!

Межсезонье

Я выплачу дождями эту осень,
В ней монотонность пройденных дорог.
И если все ж меня услышит Бог,
То, может быть, он все исправит после.
Ведь говорят, что буря прячет солнце,
А значит, прячет вероятность жить.
Я, так боясь воды, пытаюсь плыть,
Не знаю, хорошо ли удается.
На перекрестке долго не стоят,
Там холодно и зябко стынет сердце.
Ему весною хочется согреться,
Одна надежда – повзрослеет март.

О любви

Этот мир так необычно скроен –
В нем изнанка чище, чем лицо.
Скука в нем считается покоем,
А успех – уделом подлецов.
... 

Шаг вперед

Если плакать слишком поздно,
То не плачь ты, а дерись.
И назло холодным звездам,
Что ломают нашу жизнь
Вопреки всему на свете,
Просто сделай шаг вперед.
Даже если зимний ветер
Душу беспощадно рвет.
Шаг вперед сложней порою,
Десяти шагов назад,
Горизонтов не откроет,
И не даст тебе наград.
Просто сдвинется немного
На самом краю судьбы
То, отмеренное Богом,
Что обязан ты пройти.

Дирекцион № 9

Симпатичный светловолосый мужчина лет сорока, среднего роста, с чеканным профилем и редкого цвета зелеными глазами, неторопливо перебирал на столе тонкие папки с бумагами. Иногда вставал из-за стола, и не спеша, ходил по небольшой комнате, сосредоточенно над чем-то размышляя. Во всех его движениях чувствовалась отменная командирская выправка, из-за чего безобидное канцелярское занятие казалось несколько неприемлемым для офицера.
Гауптман Карл Витке1 посмотрел в окно своего кабинета – погода радовала в последнее время. Но скоро придет конец погожим дням – бургомистр рассказывал: «В наших местах ориентируются по погоде Москвы, какая там, значит, такая же будет у нас через три дня».
- Странный прогноз, связывающий два города, расположенных в разных широтах, за тысячу километров друг от друга. Тем более бургомистр не знает, что вчера, 7 ноября, в Москве шел снег, - подумал он, вспоминая недавний разговор.

Ночное

Я давно разучилась засыпать одна,
В этом даже бессильна мне помочь тишина.
Нужно рядом дыханье твое ощущать,
Лишь тогда ночь позволит спокойно поспать.

Это февраль (Видео)

Это февраль (Видео)Суровый февраль навеял молодого поэта Константина Яковенко на теплые стихи.


Строчки этих стихов пришлись по душе стахановскому барду Игорю Петренко, который написал на них музыку и сам исполнил.


А чтобы песня лучше слушалась, Вячеславом Ворониным был смонтирован небольшой видеоролик.

Петляя строчкой, простынями...

* * *
Петляя строчкой, простынями
Завьюженных за час дорог
Шепчу стеклянными устами
За слогом слог, за слогом слог.

Река Зла, или золотая середина. Часть-2.

Опять мой мозг стал перед выбором, как определить закономерность развития личности в этом источнике Зла. Бытие в нем определяет сознание, или сознание активно влияет на бытие? Долгий час бьюсь, стараясь узнать, что же заставило так поступить зачинателя их рода – Духа Зла?
Варианты всегда есть, вот только как мы тогда поступим со своей совестью, выбирая более легкий, но «скользкий» путь?

Река Зла, или золотая середина. Часть-1

Слава тех не умирает,
Кто за отечество умрет;
Она так в вечности сияет,
Как в море лунный свет.
Г. Р. Державин, «На взятие Измаила».

Я не могу утверждать, что история, о затаившихся, в том числе, и проснувшихся оборотнях удачно подходит под формат сборника рассказов о моих земляках, прошедших по тяжелым дорогам военного времени. Вне всякого сомнения, в городе проживают личности, заслуживающие и более достойного внимания к своей персоне. И все-таки…

Потанцуем?

Открывают глаза улицы,
И от яркого солнца жмурятся.
Небу синему машут дружески
А с прохожими в танце кружатся.
Но прохожим то не танцуется,
Суетливо бегут по улицам.
У прохожих звонки и графики –
Ежедневная математика.
Вот такая вот несуразица,
Сильно улицы обижаются,
И злорадствуют гололедами,
И забитыми переходами.
Чтобы с городом помириться
Ты попробуй не торопиться,
А когда-нибудь утром ранним
На полчасика раньше встань, и
Прогуляйся тайком по городу.
Без привычно-дневного грохота,
Мягко-раннему, тепло-сонному,
Еще сумрачно разморенному.
И тогда в круговерти утренней
На бегу, и в бою с маршрутками,
Ты утратишь желанье хмурится.
Потанцуй! Приглашают улицы.

Любимому посвящается...

Я люблю тебя! ba

Караловым рифом застыла аллея...

Зима уже ближется к распаду и чтоб не упустить актуальность выкладую первое стихотворение из цикла Зимние вариации

 

* * *
Караловым рифом застыла аллея.
Омытая цветом родных фонарей
И ветер притих по отцовски лелея
Как крик колокольный слепых звонарей.

Спланирует редко на руку снежинка
Как отзвук парадов прошедших пред ней.
Растаяв, напомнит – Стекала слезинка,
Разлуки и встречи, во царство теней.

Опять проценты, но не выборы

Игорь Иртеньев

Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них - идиотки,
Тридцать процентов набитые дуры.

Сорок процентов из них - психопатки,
В сумме нам это дает девяносто.
Десять процентов имеем в остaтке,
Да и из этих-то выбрать не просто.


Тамара Панферова: Oтвет Иртеньеву

Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.

Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это дает сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.


Эрнст: Ответ Иртеньеву и Панферовой

Сорок процентов из тех, что в колготках
Неравнодушны к любителям водки.
Любят порой голубых психопатки,
Правда у них с головой не в порядке.

Дуры всегда импотентов жалели
А идиоток придурки хотели.
В сумме, конечно же, нас сто процентов:
Дур, идиоток, козлов, импотентов


Виктор Бичев: ответ всем троим

Сорок процентов из женщин артистки
С ними иметь надо крепкие нервы
Десять процентов из них феминистки
А половина -обычные стервы

Что ж предпринять мужикам при бородках
Если проценты тут вышли такие?
Что-то из двух: иль довериться водке,
Или всем скопом пойти в голубые.

Наш Стаханов

Роман-эссе, окончание (пятая часть)

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер: