Слово–загадка

Отак німота запалила
Велику хату і сім`ю,
Сім`ю слав`ян роз`єдинила,
І тихо, тихо упустила
Усобищ лютую змію.
«Єретик». Шевченко Т.Г., 1845 г.

Иногда не спеша, иногда даже не оглядываясь в суматохе, не прекращающейся суеты, все мы, живущие на Земле, ежедневно переворачиваем страницу книги под названием «Жизнь», неумолимо приближаясь к окончанию сюжета. К большому прискорбию, читается она лишь один раз, и нельзя вернуться к первому листу, разве что захлопнуть её в гневе или от бессилия, забыв про годы любви, боли, ожиданий первого луча солнца, надвигающейся красоты далекого неведомого Млечного Пути. Каждая страница дается с трудом – так устроен мир, вместе с тем несмотря ни на что, он прекрасен и жизнь в нем тоже.

Дорога неофитов1

Хіба самому написать
Таки посланіє до себе
Та все дочиста розказать,
Усе, що треба, що й не треба.
Т.Г. Шевченко, 1849.

Труден путь сыновей и дочерей того народа, который забывает уроки своей истории.
В конце 1938 года в Карпатском крае была распространена листовка, в которой говорилось: «Настает великий час. Закарпатье может стать самостоятельной Украинской державой. Оно должно стать зародышем великой самостийной соборной Украинской державы от Попрада и Татр до Каспийского моря и Кавказа… Мы будем горды тем, что станем первыми, кто начнет создавать Украинскую державу, что поможем нашим братьям скинуть московское, польское и румынское ярмо»2.

Свадебный бал

Свадебный бал11 Октября 2009 года в ДК им. Горького состоялось долгожданное событие.
Совместными усилиями фотографов города Стаханова "FotoProject Stakhanov", при участии видео студий "АВАТАР" и "Эд-Рекордс", в здании городского дворца культуры имени Горького была переведена фотосесия "Свадебный Бал".

Ридикюль для блондинки

Однажды я подслушал разговор незнакомых сплетниц. Одна из них поделилась свежей новостью, мол, у Богатырёвой ридикюль стоит $50 тысяч. Вот, народ у нас доверчивый! Разве можно на слух верить журналисту без роду и племени? Таким, тем более с киевской пропиской, ничего не стоит запустить в эфир очередную утку. С другой стороны, не бывает дыма без огня, ну, а с третьей-то, грех считать чужие деньги. И так мне захотелось красиво продолжить завистливую чужую мысль: «Учиться нужно было. Главное в жизни – диплом, а научиться можно всему: и работать, и воровать, если понравится». Но потом правильно рассудил – не стоит с утра обижать незнакомых мне людей.

Жевлаков и все остальные ч.2

Повесть-фантасмагория с продолжением.

Глава вторая. Очевидная.
В которой, ненаучным методом, подтверждается научная гипотеза о существовании внеземного разума.

Жевлаков и все остальные

Повесть-фантасмагория с продолжением.

Глава первая. Парадоксальная.
Повествующая о том, как двум противоборствующим сторонам трудно достичь консенсуса при полном взаимопонимании.

Наш Стаханов

Роман-эссе. Продолжение

О глупости человеческой

Выяснилось, откуда Блок Юлии Тимошенко украл свою символику – «мохнатое сердце». У гомосексуалистов. Как случайно выяснилось, идеи Юлии Владимировны полностью разделяют голландские геи. Они даже образно изобразили свои мысли еще в 2003 году, которые без ссылки на первоисточник слизала Юлия Тимошенко.
* * *
Речи, сказки, пустословие на разных языках и диалектах. Эфир забит на много дней вперед – идет работа – кто умнее и прицельней плюнет ядом на своих былых коллег.
Эка невидаль! Да разве этим теперь нас можно удивить? Клоунов немало нынче развелось… Армаду эту ведь просто так уже и не запомнить. Хотя недавно случай был нелепый иль прелестный, как судить – не знаю. Это, когда человеки, народом избранные, властью и Богом обласканные, стали чудеса творить: то на чело косу прицепят, то ее живую у себя отрежет особь1 на виду у всех.

Странница

Измеряю километры сотнями,
Я ведь нитями дорог соткана.
Неприкаянная странно-странница,
Убегать мне от себя нравится.
Разукрашиваю боль сказками,
Душу прячу за игрой страстною.
Запиваю я вином странности,
Очень любящая дом – странница.

Наш Стаханов

О Стаханове написаны сотни книг, и очень не хотелось, чтобы и эта была похожа на предыдущие. Поэтому, синтезируя приемы художественной прозы, виртуального диалога и документалистики, данная работа выполнена в нестандартном стилистическом формате. Что из этого вышло – судить читателю, которого могу заверить, что ни на йоту не погрешил против истины. Залогом тому остается собственная память и биографическая причастность к шахтерской среде.

Я, Миша, и наши горшки

Я помню день, когда умер Сталин. Я сидел на горшке, в нашей рижской квартире, и смотрел в окно – большое, до самого пола. По улице, за окном, шли плачущие люди1... Этим строкам было суждено стать первыми, которые порадовали мой глаз, из того необъёмного количества информации, в большинстве своём – глупой и устаревшей, что я прочитал на экране монитора, подключенного вчера к глобальной сети. Предшествовал этому выбору, ряд довольно примитивных обстоятельств, а именно: любовь и уважение, испытываемые мною к автору цитаты, приведённой выше. Правда, к любви стоит добавить мою личную оценку неизменности части репертуара известного сатирика в аспекте превосходства славянского духа над заграничной «немощью».

Женская сущность

Не думай, что не смогу быть слабой,
Мне нужно только немного счастья.
Чтоб небо вдруг перестало падать
И кожу резать мне на запястьях.
Хочу я просто шального лета,
Чтоб так – до одури нестерпимой
Быть просто глупой, хмельной и светлой
Быть защищенной рукою сильной.
Но отдохнув в своей женской власти,
И в иллюзорности слабосилья,
Я знаю – вновь стану черной масти,
Упрямой, дерзкой, невыносимой.

За гранью невозможного

В чудесной горной стране, среди красот альпийских лугов, в одну небольшую клинику обратился мужчина средних лет, бывший чиновник, умевший и любивший считать деньги. В остальных случаях, это совершенно нормальный человек – не алкаш, не мясоед, любитель природы, был почти примерный семьянин. Жить бы да радоваться. И за стенами этой клиники, за её семью замками, было почти сотворено чудо. Два врача, магистра, недавно прикоснувшиеся к сверхъестественным тайнам магии Вуду, решили применить новые знания на практике. Бомжей у них нет, порядочного гражданина силой не затянешь, тем более что они в последнее время начали клинику обходить стороной. Тут-то им счастье и привалило – иностранец, да ещё с тугим кошельком.

Пришелец

О, если б мог он шар земной
Схватить озлобленной рукой
Со всеми гадами земными;
Схватить, измять и бросить в ад!...
«Тризна», Т. Г. Шевченко, 1843 г.

Пришел ко мне однажды друг с неожиданной просьбой:
- Помоги! В доме какая-то бесовщина завелась: почти два месяца мучимся. Жена сварит борщ или суп, он еще не остынет и уже начинает «играть». Хозяйка моя вся извелась, плачет, нервная стала, кричит. Выручи, Николай, у нас дело уже чуть ли не к разводу идет.

О глупых сказках

Сочини мне сегодня сказку
С принцессами и драконами.
Такую – совсем прекрасную
Наивно так беззаконную.
И принц чтобы был обязательно
С плечами вширь и доспехами,
Такой весь очаровательный
И чтоб не дурак при этом.
Пусть бред этот глупо-сказочный
Торжественно-офигительный
Поселит в душе подарочный
И празднично-умилительный
Настрой. Сказка вещь упрямая,
При этом - наивно-честная,
Лишь в сказке пойдешь, коль, прямо
Тебя ждет любовь заветная.
Так, значит, давай же верить
До одури нелогично
В добро, что откроет двери
И зло посрамит привычно.
А вдруг мы и впрямь волшебники
С завязанными повязками?
В закрытой душе отшельники
А Бог к нам стучится сказками?

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер:

влажн.:

давл.:

ветер: